Тень на стене
~ Существую ли я, либо это все сон?..~
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Тень на стене > Записи друзей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
Вчера — пятница, 17 августа 2018 г.
Тест: Это неприлично! |Kuroko no Basuke| Aomine Ты упираешься ладонями... Пандуся Сюся 21:02:56
­Тест: Это неприлично! |Kuroko no Basuke|
Aomine


­­


Ты упираешься ладонями ему в грудь, стараясь как можно быстрее отстраниться, вырваться из этих крепких объятий и наконец прекратить поцелуй. А все потому, что ему опять захотелось сделать это прямо у всех на виду. Ловля на себе взгляды прохожих, ты просто сгораешь от стыда.
И как только у тебя получилось вырваться, он тут же, с разочарованным мычанием, впился в твои губы вновь, при этом прижав тебя к себе еще сильнее.

***

- Целоваться при всех - это неприлично! Тем более так, как это делаешь ты.

Ты опять отчитываешь его по пути домой.
Пустую улочку заливал оранжевый свет садящегося солнца, лучи которого искрились на лужицах, возникших еще после утреннего дождя.

- Да мне плевать.

Сказал - как отрезал. Ты уже давно для себя поняла, что спорить с ним абсолютно бесполезно, потому-что даже самый убедительный аргумент вдребезги разбивается одной волшебной фразой - "мне плевать". Однако сегодня он тебя вконец достал и так просто отступать ты не собиралась.

- И почему ты не делаешь это, когда вокруг никого нет? Ты специально, да?

Он усмехнулся:

- Если хочешь еще, то попроси об этом прямо.

Весьма сильно смутившись, ты отвела от него взгляд, устремив его куда-то себе под ноги. И весь твой боевой пыл тут же спал.
Разглядывая, как розовые облака отражаются в зеркальных лужах, ты едва слышно прошептала:

- Можешь поцеловать меня сейчас...

- А?

Ты смущенно осмотрелась по сторонам, убедившись, что тут кроме вас больше никого нет.

- Поцелуй меня.

- Чего ты там бормочешь?

- Поцелуй меня, Дайки!! - неожиданно даже для самой себя прокричала ты.

Наверно, услышав такие смелые слова от тебя, он даже немного растерялся. По крайней мере, эта самодовольная ухмылка наконец исчезла с его лица. Он с удивлением смотрел на тебя, а ты, схватив его за галстук и притянув вниз, сама прильнула к его губам.

- Что за молодежь пошла... - проворчала бабулька, невесть откуда появившаяся тут.


Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-283.html

Категории: Баскетбол Куроко
Тест: Больше чем...[Сборный]9 результатов Ода Сакуноске Знаешь что... Пандуся Сюся 20:48:49
­Тест: Больше чем...[Сборный]9 результатов
Ода Сакуноске


Знаешь что меня больше всего в тебе поражало?
Я не мог тебя словить.
Я мог поймать и заломать любого противника.А милую и хрупкую девушку,никак не мог словить.Каждый раз ты ускользала из моих рук.Так легко и так плавно, что мне порой казалось , что ты умеешь летать.
Даже Дазай начал надо мной подшучивать.
-Что ,Одасаку,группировк­у Мимиков задержал,а девушку поцеловать не можешь?
-Очень смешно-ответил я ему тогда-Может у нее способность такая?-проговорил я задумчиво.
-Нее,если бы это была способность , то я бы её нейтрализовал-сказа­л Дазай.
-Что бы обезвредить способность,тебе нужно дотронуться до человека.А ты когда нибудь прикасался к [Твоё Имя]?-Спросил я друга и тот задумался.
-И правда,я ведь тоже никогда к ней не прикасался.Нужно проверить.И пожелал Осаму удачи и мы разошлись.Встретили­сь в баре,через неделю.
-Ну это невозможно.Она буд-то специально!!Ну правда,я к любой девушке могу прикоснуться.А она..так...ходит и двигается,буд-то..б­абочка!!Я не знаю...-Ныл Дазай.Тогда проблема распространилась на нас двоих.Ты нравилась мне очень давно.Ты тоже любила детишек.Была довольно милой особой.И я предложил тебе,пойти со мной в тот приют.Который мы оба спасли он Мимиков.
Ты согласилась.И вот ты сидишь на коврике с детишками и играешь с ними конструктором.Я сел тогда в кресло и смотрел на вас.Но потом начал смотреть только на тебя.
Ты так широко искренне улыбалась.Весело смеялась с ребятами.И тут я замечаю , что ты прикасаешься к одному из детишек передавай кубик.А потом твоя рука ложиться на его голову и тормошит волосы.Я глаз не мог оторвать.Впервые ты так свободно,прикасалас­ь к кому то.
Спустя несколько часов,мы поехали по домам.Точнее мы вышли на улицу и пошли на остановку.И резко начался дождь.
-Скажи...-решил наконец начать я.Пока мы ждали автобус.-Почему ты не прикасаешься к людям?
Ты удивленно посмотрела на меня.Тяжело выдохнув посмотрела на свою руку.
-Мой отец избивал мою маму.Она сказала , что когда они только познакомились,ему всё время хотелось прикасаться к ней.И ей сначала нравилось это.Но потом нежные касания начали превращаться в удары.А потом он начал бить её посудой,палками...в­сем , что под руку попадалось.Я видела это, и ничего не могла сделать.ПОэтому я не хочу так же.Люди злые,и прикасаясь к кому-то,превращают человека в свою собственность.А дети...они не порочные.Они добрые и милые.Поэтому я их не боюсь.-ТЫ посмотрела на меня.
-Я давно заметила твоё внимание-сказала ты.А я слегка покраснел и опустил глаза.Но тут ты вытянула ладошку,показывая мне свою пятерню.-И ты наверно единственный,кому я могу довериться...Ода Сакуноске-Ты улыбнулась.А я замер.Моё сердце стучало слишком сильно и отдавало в виски.
-Но я...ведь тоже..могу оказаться плохим.
-Мы знакомы с тобой уже три года.И ты ниразу не обидел меня.Заступался за меня,и даже спас пару раз.-Ты подошла ко мне в упор.-Но я всё же спрошу.Я могу верить тебя,Одасаку?
Я чувствовал , что мне стало жарко.Хотя стоял под ледяным дождем.Я медленно провел рукой по твоим мокрым волосам и положил руку на твою шею.Ты заметно смутилась,но продолжала смотреть на меня.Я наклонился и очень медленно поцеловал твои холодные губы.Я готов поклясться, что почувствовал как сильно затутухало твоё сердце в тот момент.
Я не помню как мы ехали,не помню как дошли до моей квартиры.Я помню как ты стянула с меня рубашку,которая так противно прилипала к телу.Помню как медленно положил тебя на кровать.Я не отрывал рук от твоего тела.Я чувствовал твою кожу кончиками пальцев и губами.Я так давно хотел прикоснуться к тебе.Я заболел этим желанием.
Не смотря на то , что мы пришли с холодной улицы,твоё тело отдавало жаром,когда я целовал тебя.Ты так смущенно прикрывала грудь, а потом пыталась всячески сдержать томные вздохи.Наверно считала что будешь выглядеть слишком пошло. Но ты была безупречна.Изгибы твоего тела,твой запах.Твой возбужденный шепотом.
Мне до одури нравилось,когда ты гладила рукой мой затылок,во время поцелуя.Нравилось когда царапала мою спину.Нравилось когда ты начала просить еще.Ты такая милая,такая нежная и ласковая.Моя нежная бабочка.Я наконец словил тебя.И это чувство, которое я испытал той ночью.Я никогда это не забуду.И я уверен, ты тоже.
Ведь самое главное,это то, что это всё было взаимно.ТЫ тоже наблюдала за мной,ты тоже хотела приблизиться ,но боялась.
Тот дождь раскрыл мою влюбленность,раскры­л мою душу.Раскрыл мои чувства к тебе,и я искренне рад,что это произошло.Ведь теперь ты моя,моя прекрасная леди.
Очень жду комментариев.Спасиб­о Всем кто это прочитал,надеюсь не разочаровала))
Пишем сюда:http://rinotak­umi.beon.ru/0-39-tes­t-bol-she-chem-sborn­yi-osamu-dazai-pomni­sh-kak-my-s-toboi.zh­tml


­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-167.html
Тест: Melody for you. Kuroko no... Пандуся Сюся 19:45:07
­Тест: Melody for you. Kuroko no Basket.
...


­­
Imagine Dragons - Believer

Ночной город завораживал. Огни фонарей мелькали сквозь листву, которая окружала мощеную дорогу из цветного камня. Город жил, это было слышно. Разговоры мимо проходящих людей или милое щебетание парочек, сидящих на лавочках, или большие компании друзей, смеющихся над локальными шутками. Шум машин, проезжающих на большой скорости, или более быстрого и мелкого транспорта, где-то вдалеке звучит сирена городских служб. Тебе нравилось слушать ночь города.

Хотя было и не поздно, но солнце уже скрылось за горизонтом и теперь слабым светом с неба светила полная луна. Ты легкой походкой прогуливалась по одной из главных улиц своего городишка. Яркие кеды, джинсовая курточка под стать модным джинсам, красующихся на тебе, кепка, сидящая на твоей голове козырьком назад. Жуя жвачку, ты все искала себе ночное приключение. Ведь ты так любила что-то захватывающее. Ты могла присоединиться к скейтерам, туда-сюда среди толпы по длинной улице. А может спасти котенка, который по своей глупости решил покорить высоченное дерево? Тебе нравилось также поощрять музыкантов этого города, которые выходили в такие славные вечера на улицу и исполняли песни, возможно просто играли. С каждым ты стремилась найти общий язык, тебе всегда нравились творческие личности.

Что ж, позитивно настроившись на новые знакомства, ты направилась дальше по улице, впитывая каждый звук издаваемый городом. Вскоре к шуму добавился приятный аккомпанемент в виде легкой гитары. Приятная девчушка тоненьким милым голоском пела довольно милую песенку. Вокруг собралось достаточно много мужчин, поэтому ты решила пойти дальше. Даже скорее это тебя подтолкнуло стремится к чему-то шумному и интересному, которое гремело где-то дальше по дороге.

Чем ближе ты подходила, тем громче отдавался ритм мелодии. Барабаны, которые звучали на всю улицу, эхом отдавались и у тебя в голове. Мелодия пробирала до мурашек, песня побуждала к действию, но вместо этого ты шагала все медленнее, будто думала, что как только ты подойдешь эти ребята перестанут играть. Но наконец, ты приблизилась и тебя оглушил подъем в песне:

- БОЛЬ!

Заставила меня сильней поверить , поверить,


- раздалось из стоящих тут же акустических колонок. Ты не верила глазам, ведь тем самым ритмом, который ты слушала уже по крайней мере минут пять, управлял никто иной, как…

- В-третьих, знай Что те ненависть и боль ты получил, Чтобы выше взлететь, Оторваться от земли уууу, - сильным голосом продолжал петь барабанщик. Ты будто обомлела. Не ожидала увидеть тут своего одногруппника, да? Но вот он, и он уже покорил твое сердце своим пением, так ведь? Но все хорошее и замечательное заканчивается. Поэтому, по окончанию песни, ты тут же стремительно подбежала к знакомому молодому человеку.

- Ты? Что ты тут делаешь? – удивился он. Но ты уже тараторила о том, как это было круто и прекрасно, на что он лишь посмеивался и понимал, что теперь у него есть для кого петь.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-286.html

Категории: Баскетбол Куроко
Тест: Решительность [сборник] Борис... Пандуся Сюся 18:48:18
­Тест: Решительность [сборник]
Борис Эйрей


Ветки старой рябины, покачиваясь, то ложились на воду, то вновь появлялсь над ней, оставляя на зеркальной глади многочисленные круги. Ярко-медные пятна листвы на прозрачном полотне, как растерянные и одновременно пугливые бабочкиm танцевали в объятьях водной стихии, даря свою красоту миру Сердец. Вы с Борисом лежали под лесными деревьями; его макушка мирно покоилась на твоей груди, слушая быстрые стуки, а ты, уместив свободную руку под свою голову, разглядывала сквозь ажурный узор молодой листвы голубую высь. Другая рука медленно поглаживала кошачьи уши возлюбленного, пока пальцы не зацепились за золотистые кольца. Тогда ты благоговейно замерла, вспоминая о том, как в реальном мире влюблённые люди делают для друг друга татуировки со своим особым смыслом, который поймут только они. Должно быть, это очень приятно - смотреть на символ, обозначающий их чувства, притрагиваться к нему и твёрдо знать, что след никогда не исчезнет, а любовь, возможно, никогда не развалится благодаря этой связи. Борис, наверное, оценил, если бы ты сделала что-нибудь со своим телом ради него...

Представления об этом и мысли начали постепенно брать над тобой контроль, посылая импульсы в сознание, гласящие о блеске идеи. Странное ощущение разливалось в груди при фантазии о том, как он целует твоё будущее кольцо на коже, как любовно поглаживает его, смотря на тебя безгранично мечтательным и благодарным взглядом. Золотая щекотка между рёбер, пробуждённая под твоим воображением, терзала и не давала покоя. Теребя крайнее кольцо на его ухе, ты нерешительно спросила:

- Борис, а тебе было больно делать пирсинг?

- Мм? - Эйрей лениво приподнял будто бы потяжелевшую голову, приоткрыв только один глаз, и помотал головой, сдерживая себя от зевка. - Ты об этом? - вслушавшись в твой вопрос, уточнил он, пошевелив ушками. Ты привстала на локтях, чтобы кивнуть, как он сделал это быстрее тебя и, по-кошачьи вытянувшись, он с проснувшейся игривостью махнул малиновым хвостом, пушистый кончик которого прошёлся по твоей шее, вызвав приятные мурашки - особенно хорошенько пощекотал пирсинг в виде рыбного скелета. Ты чуть укоризненно посмотрела на ненаглядного, потирая ладонью чувствительную зону, на что он широко улыбнулся и покорно опустил хвост на землю, больше не дразня твою персону. - Совсем не больно! Всё равно что проникать в замок Сердец и получать от стражей, - беззаботно ответил он, на что получил твой угрюмый взгляд.

- Нашёл с чем сравнить! - недовольно фыркнула ты, довольно агрессивно реагируя на его пренебрежительное отношение к собственной жизни. - Если я узнаю, что ты и дальше туда ходишь, то я...

Осекаешься, не решаясь озвучить угрозу вслух, ибо ругаться в такой умиротворённый момент хотелось меньше всего. Справляешься с гневом, опуская в порыве эмоций поднятую руку, и с усталостью замечаешь, что Борис вовсе не испытал должный страх перед мраком, окружившим твою ауру, а, сидя по-турецки, с широко распахнутыми глазами ожидал, когда ты снова заговоришь.

- Нууу? Что ты сделаешь, (Твоё имя)? - в продолжении фразы он видел потребность, как в воздухе, ведь сидящая перед ним девушка уже давно стала его личным сортом зависимости.

- Ничего! - пробурчала ты, не желая идти у него на поводу, и скрестила руки на груди, обиженно надув губы.

- Но я ведь так хотел, чтобы ты накричала на меня! - раздасованно выдохнул кот, добавив с ноткой одержимости: - Ведь я люблю, когда ты ругаешься на меня. Знаешь, меня это очень даже заводит...

От уха до уха на его лице расплылась многозначительная улыбка, и молодой человек подполз к тебе, намереваясь успокоить свои бушующие гормоны. Отворачиваешь от него голову, хмурясь и сетуя вслух о том, что он мазохист. Но Эйрея совершенно не беспокоит твой неподходящий настрой; он и дальше идёт по лезвию ножа, касаясь кончиком носа основания твоей шеи, трётся о трахею, плавно поднимаясь выше и высовывает язык, собираясь оставить свой влажный след на твоей коже. Прекрасно изучив своего партнёра, вовремя отталкиваешь его, всё ещё упрямясь и проявляя стойкость характера. Борис озадаченно массирует макушку, терпеливо ожидая, когда ты придёшь в себя, а потом всё же решает задать интересующий его вопрос, когда страсть начинает постепенно утихать:

- А почему ты спросила об этом только сейчас?

- Потому что... - на мгновении смущаешься, не зная, как ему признаться и мучаясь над его будущей реакцией на это. - Хочу сама сделать пирсинг.

- Зачем? - удивлённо спрашивает Борис, по-птичьи склоняя голову набок.

- Нуу... Хочу, чтобы у нас были особенные отношения... - с трудом выдыхаешь ты, будто признаваясь ему в каком-то проступке. - Мне хочется, чтобы у нас было что-то, что могло бы символизировать наши чувства. Или... Это что-то вроде подарка для тебя. Просто я не знаю, как ещё объяснить это. Просто захотелось, чтобы и у меня тоже было хоть что-то от тебя, вот и всё.

Эйрей несколько секунд смотрит на тебя с изумлением, переваривая информацию, а затем и вовсе расплывается в счастливой улыбке, будто он выиграл лотерейный билет. К этому моменту твоя робость начала постепенно исчезать - значит, он одобрил затею.

- Раз ты делаешь это для меня, тогда я не против! - радостно объявляет кот, поднимая в знак восторга уши вверх. - Ах, (Твоё имя), я и не знал, что ты настолько любишь меня!

- Да-да, - смущённо отмахнулась ты от его серенад, желая поскорее перевести тему. - Где ты делал себе пирсинг?

- У старика Гоуленда.

- Тогда идём к нему! - решительно заявляешь ты, поднимаясь с шёлковой травы, и направляешься в сторону парка развлечений, игнорируя Бориса, который впал в оцепенение. - Пусть он тоже сделает мне.

- Подожди! - выкрикивает кот, догоняя тебя, и резко хватает твою персону за запястье, разворачивая к себе. Ошеломлённо смотришь ему в глаза, на что он хмуро выдаёт: - Я не позволю этому старику лапать тебя!

- Л-лапать...? - в ступоре произносишь ты, несколько раз похлопав ресницами. Не сразу находишь слова на его странное заявление. - Но он же только просунет мне кольцо и всё. Зачем ему вообще меня лапать? Он ведь знает, что мы с тобой встречаемся.

- Он будет притрагиваться к твоей коже! - продолжает напирать Борис, всё сильнее стискивая твою изрядно затёкшую конечность; стойко терпишь неосознанную пытку кота, сдерживая кривой оскал от боли. - А я не хочу, чтобы кто-то трогал мою собственность! Ты принадлежишь мне! Только я могу прикасаться к тебе! Так что я тебе и сделаю пирсинг!

- Ч-что?! - впадаешь в голый шок настолько, что находишь в себе силы отодрать руку из хватки, и отскакиваешь от разгневанного Бориса. - Ты вообще умеешь это делать?

- Не очень... - приглушённым тоном признался Эйрей, будто пристыженный твоим провокационным вопросом, и неловко почесал кончик уха. - Но я обязательно научусь ради тебя! - взбодрился он, посвятив тебе улыбку, полную энтузиазма, хотя подобный жест напугал тебя только ещё больше. - Не думаю, что это сложнее, чем стрелять.

- Вообще обалдел что ли?! - запаникованно вопишь ты, делая ещё один отскок подальше от Бориса, который начал уже решительно надвигаться на тебя. - Я, знаешь ли, ценю свою жизнь в отличие от тебя! И мне бы не хотелось умереть на руках возлюбленного только потому, что он неправильно просунул в меня кольцо.

Рассеянно таращишься по сторонам, надеясь не встретиться с обиженным парнем, ведь сказала ты, похоже, лишнее, а осознала слишком запоздало. Но вместо этого продолжаешь слышать уже тихую поступь кота, который ласково приподнял тебя за подбородок двумя пальцами, и заставил посмотреть в свои медовые глаза, которым хотелось довериться от всего сердца, вопреки опасениям.

- Я никогда не причиню тебе вред, (Твоё имя), - вкрадчиво говорит он, прикасаясь тёплыми губами к твоему лбу, отчего ты покорно обмякаешь в его руках и тихо млеешь от удовольствия. - Поэтому постараюсь сделать всё в лучшем виде. Тебе не о чём беспокоиться. Я возьму у старика книгу, где описано, как всё это делать.

- Я так понимаю, у меня нет другого выбора, кроме как позволить именно тебе заняться этим делом, так? - обречённо вздыхаешь ты, уже постепенно смиряясь со своей нелёгкой судьбой.

- Какая ты у меня всё-таки умница! - радуется кот, улыбаясь во все тридцать два зуба, и эта чертовски миловидная улыбка окончательно уничтожает недоверчивый лёд в твоём сердце.

- Хорошо... - спустя минуту недолгих раздумий смиренно выдыхает твоя персона, напоследок ставя условия: - Но только чтобы точно сделал всё по книге! Если я умру, это будет на твоей совести, так и знай!

Не успеваешь насупить брови для того, чтобы убедить его в своей серьёзности, как его губы приникают к твоему сжатому рту, заставляя окрылённо трепетать.

- Я не позволю тебе умереть, - с уверенностью обещает Эйрей, вынуждая тебя улыбнуться и наивно довериться ему, уткнувшись лицом в его грудь под порывом чувств. - Подожди меня здесь, я скоро вернусь, - он неохотно отстраняется, позволяя тебе убрать руки с его стана, и убегает в парк аттракционов со скоростью света.

Машешь ему на короткое прощание, ощущая внутри лёгкую тревогу. С учётом того, что твой возлюбленный горячо ревнует твою персону, то ничего другого ожидать от него не стоило, хотя крохотная надежда на его благоразумие всё-таки была. Ты часто забывала о том, что находишься в Стране Сердец, где лишь малые вещи поддавались логике. На жителей расчудесного мира её влияние в основном не распространялось и все они действовали по-своему, игнорируя адекватные уставы твоего привычного. Сминая ногами траву, ты всё больше чувствовала, как нарастает паника, но и отвергать идею тебе не хотелось, как и обижать Бориса, который со всей ответственностью отнёсся к делу; он прибежал довольно быстро, весь запыханный, но с чемоданом инструментов в руках и уже был готов смахнуть усталость и приступить к своей миссии.

- Эмм, ты прочитал инструкцию? - осторожно спросила ты, когда он начал с уверенностью перебирать инструменты.

- Да там и читать нечего! - весело отмахнулся кот. - Тем более я начал сейчас вспоминать, как это делал старик. Так что ты не пропадёшь со мной, (Твоё имя)!

Но, несмотря на его льющуюся через край самоуверенность, ты всё равно настороженно поглядывала на Эйрея и взволнованно перебирала побелевшие пальцы. Опустив голову, ты пропустила, как Борис встал со своего места и подошёл к тебе, приласкав ладонью твою правую щёку.

- Всё будет хорошо, - повторил он несколько раз голосом психолога. - Доверься мне, (Твоё имя).

Ты сглотнула горький и тугой ком, чтобы не позволить слезам вырваться наружу, и только собиралась посмотреть ему в глаза, чтобы что-то промямлить, как он неожиданно навалился на тебя всем телом, пригвоздив твоё к земле. Оказавшись под ним, ты ошарашенно вглядываешься на нависшего Бориса и отчаянно краснеешь, теряясь от его действий.

- Ммм, Б-Борис... - почти что стонешь ты, пытаясь совладать с эмоциями, но он снова кладёт пальцы на твои скулы и поднимается медленно-медленно вверх, закрывая губы указательным пальцем.

- Я сделаю всё быстро, только не шевелись и не отвлекай меня. У тебя слишком приятный голос, чтобы я не мог откликнуться на него, - с кокетливой улыбкой добавляет он, оставляя отпечаток своих уст на твоей переносице, и, убедившись в том, что ты не поднимешься с травы, возвращается к инструментам.

Вздрагиваешь, когда он подносит мокрую ватку к твоему пупку и начинает круговыми движениями смачивать медицинским спиртом кожу вокруг него. Запрокидываешь голову, когда Борис с волнением оставляет отметку маркером, и отчаянно пытаешься справиться с ворохом мыслей внутри о том, что будет дальше. Вся дрожишь, как ветхий осенний лист, поддаваясь необаснованной панике, а Эйрей успокаивающе кладёт тёплую ладонь на тыльную сторону твоей. Ваши взгляды встречаются и, перекрещиваясь, открывают безмолвный путь поддержки. Умиротворённо прикрываешь веки, улыбаясь со всей благодарностью ему, и чувствуешь, как сердцебиение ускоряется не от страха, а от любви, плескающейся ласковой волной в грудной клетке. Пропускаешь, как на его губах проскакивает признательность. Борис ощущает нутром, как твоя плоть послушно расслабляется, и с прежней решимостью продолжает свою операцию.

Крепче жмуришь глаза, когда он зажимает недружелюбно-холодн­ым инструментом кожу пупка и вытягивает её. Борис испуганно замирает, пытаясь теперь совладать со своим беспокойством. Он задержал на тебе свой взгляд, но ты оставалась неподвижной и не противилась последнему шагу, усилием подавляя сумасшедший ужас. Эйрей невольно улыбнулся, гордясь тем, что ты проявляешь силу духа; ему непреодолимо захотелось прикоснуться к твоим губам, чтобы подарить бодрящий поцелуй, пробирающий до костей, чтобы у тебя оставались только положительные впечатления, но он сдержался. Уняв лихо скачущее сердце, он глубоко вдохнул и протолкнул иглу сквозь твою кожу одним плавным движением. Стискивает зубы до зудения в области челюстей, будто зеркально переживая твои страдания, но ты даже не издаёшь жалобный писк, хотя слышишь в барабаных перепонках чёткий звук чего-то лопающегося, точно проткнули надутый пакетик; рот плотно зажат в ровную, непоколебимую линию, а веки всё ещё надёжно сомкнуты, и сквозь них под сильным давлением ты видишь только мерцающие звёзды и тёмно-зелёные, чуть размытые пятна. Эйрей начал осторожно покачивать тонкую иглу, чтобы полностью войти внутрь, отчего ты заскребла пальцами почву и помятую траву и сжала её в кулаке до вздутых вен. Ощущение было такое, будто ты представилась кряжистым дубом, в который сейчас пытались протолкнуть кончик тупого сверла, и вращательные движения внутри только усилили болевой натиск сопротивляющейся вторжению чего-то инородного плоти. Борис шепчет что-то бессолнечным, плоским голосом, пронося через себя твои муки, и закрепляет серебряное кольцо, стирая с кожи мазки первой крови.

- Я закончил, (Твоё имя), теперь всё будет хорошо, - он вновь словно бы растёкся, теряя прежние очертания волнения, и просветлел в своём безмолвном восхищении, мысленно чертя округлость символа, который отныне связывал вас. Тебе хочется спросить, так ли ты хороша для него теперь, но он читает твои мысли раньше времени и отвечает с благоговейной улыбкой, от которой щимит сердце: - Ты прекрасна.

Усилием воли подавляя сумасшедшее ликование, ты предалась покою и прикрыла глаза. Боль в области проколотого пупка пульсировала так, будто на свежую рану положили кусочек льда, но мысли о том, что твои чувства небезответны, порождали сладкие вибрации, притупляющие страдания. Ты чувствовала, как ваши души свивались, прорастали в друг друге, пускали корни и становились неделимы. Тебе слышалось, что над вашими головами звучала песня дубовых крон. Гибкие ветки влюблённо переплетались, подобно вашим ныне соединённым рукам. Ты улыбалась сквозь слёзы, мысленно благодаря ясное небо за то, что могла так самозабвенно и беззаветно любить. Происходящее походило еа воплощённое чудо, хотя, наверное, так и должно быть, когда в сердце поселялась любовь.

- Немного больно... - призналась ты спустя несколько минут, тяжело вздымая грудь и смотря на поалевший участок кожи, от которого резало глаза - похоже, ты переживала боль каждым участком тела и клетки.

- Ничего, я сейчас всё залижу и у тебя пройдёт, - спокойно сказал Борис, уверенно наклонившись к твоей ранке.

- С-стой! - забываешь о том, что он кот, который решает все свои проблемы зализыванием повреждений, и молишь о том, чтобы он не производил в реальность такие смущающие действия.

Но через некоторое время, блажённо закрыв глаза, ты попала во власть раскрепощения, которое охватило с ощущением скольжения его дыхания по твоему животу. Длинные ресницы Эйрея слегка щекотали твою кожу. Его губы горячим бархатом касались раненного участка, отчего твои мысли спутались, а в животе свернулось спиралью возбуждение. Слегка вздрагиваешь вспугнутой гусеницей, когда он проводит шершавым, как у настоящего кота, языком по кольцу, просовывает кончик в отверстие, увлажняя недосягаемую территорию, и покорно обмякаешь, когда привыкаешь к сводящим с ума ощущениям, когда он чертит замысловатые рисунки вокруг пупка. Сердца бились в унисон, закрепляя в тебе значимость того, что происходило. Борис не отрывался от своего занятия, словно ты была на вкус как подогретая апельсиновая карамель с ромом - сладкая, дразнящая, пьянящая, лишающая рассудка. Ты с изумлением отметила, что к глазам снова прилила влага, но в этот раз она благоприятно орошала чересчур разгорячённую плоть. Острота пробравшего ощущения опалила отзывчивые нервные окончания. Тебе хотелось заключить возлюбленного в объятие, теснее привлечь его к себе, вобрать внутрь, поглотить, растворить в себе. Не сдерживаешь постыдного стона, когда он начинает поглаживать пальцами твой пирсинг; казалось, будто по твоей коже порхали несмелые бабочки, изучающе щупающие крохотными лапками твоё тело в поисках удобного места для посадки. Боль мистическим образом проходит, оставляя лишь наслаждение и туман в голове. Борис, довольный произведённым эффектом, приподнимается и захватывает твои губы в плен, сминая их, как сдобный пирог. Он скользит ладонями вдоль твоих рук, пока не находит раскрытые в ожидании ладони, и просовывает пальцы между твоими, чувствительно сжимая пястные кости.

- Хочешь подержать мой пистолет? - неожиданно отрываясь от твоих губ в самый неподходящий момент, когда в груди росла теснота от ширящихся как на дрожжах чувствах, а на сознание наползла розовая пелена, спрашивает он с опьянённой улыбкой.

- Ты же знаешь, что я не люблю стрелять из твоего оружия... - уныло произносишь ты, упуская момент нарастающего вожделения от его глупости. Почти разочарованно стонешь: - Ну почему ты так не вовремя говоришь об этом?

Но на губах Эйрея, напротив, расцветает похотливая улыбка, глаза сужаются, блестя совершенно по-лисьи, а адреналин в крови зашкаливает, ударяя в голову фейерверками неприличных образов.

- А я не про тот пистолет, который у меня в кобуре, - невозмутимо произносит он, порождая внутри тебя беспокойное, приятное жжение и одновременно кошмарное смущение от подобной развязности, после которой хочется стыдливо взвыть и упрятать свой помидорный лик в ладонях, а лучше - зайтись возмущённым криком, который распугает всех воркующих между собой птиц в лесу.

- Борис Эйрей, ты извращенец!


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html

Категории: #Разное
the best is yet to come Прокрастинация 16:29:14
­­­­­­

­­

­­ Итак, в целом, желаемое удалось. ­­
Я таки поступила в университет. На бюджет (хоть и не планировала).
ДНУ имени Олеся Гончара. Факультет украинской и иностранной филологии и искусствоведенья. Специальность - 035.01 Филология (украинский язык и литература).
Слава богу, это не учительская специальность. Ещё мне не хватало в школе работать.

Господи, какой же прекрасный корпус, в котором я по большей части буду учиться! Четырнадцать этажей и с двух сторон стен нет - прозрачные стекла. Вид на весь город~
К тому же оформление этажей моего моего факультета приятно порадовало: симпатичные картины и скульптуры.
Видимо, спасибо тому, что именно у на даном факультете кафедра дизайна и изобразительного искусства.

Я уже прошла практику. В первый день изначально приводила в порядок аудиторию португальского. Потом пошла помогать с документами в приёмную комиссию. Тем же занималась и во второй день.
Женщина с кафедры укр.лит., которая контролировала практику всех первокурсников фил.фака, очень приятная. Достаточно доброжелательная, но тем не менее чувствуется богатый опыт и должная строгость.
Да и приятными оказались женщины в приёмной комиссии моего факультета. Я с ними два дня сидела с ними за бумажками благодаря практике и у меня осталось хорошее впечатление о них.

Сейчас слежу сразу за четырьмя онгоингами. Немного непривычно для меня. К тому же, неожиданно для себя начала смотреть один некогда известный сериал.

­­ Приобрела новый телефон и кучу топовых канцелярских вещиц. ­­


­­

­­ ­­
Позавчера — четверг, 16 августа 2018 г.
Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник] Скажи, что я не права... Весёлый Ветер 12:40:53
­Тест: ~Ненавидеть.Страдат­ь.Любить~ [Сборник]
Скажи, что я не права


Навязчивые мысли - индивид накручивает себя, его многое беспокоит, кажется, будто ему все врут или его хотят убить

Он не любит меня, я знаю не любит. Он врет мне, постоянно, каждый день. Они все врут. На самом деле, они думают по-другому. На самом деле они все меня ненавидят. И он тоже меня ненавидит.
- Почему ты не берешь трубку? Почему? – восклицаю я, в который раз нажимая на кнопку звонка. Но, нет, в ответ мне только длинные монотонные гудки. Может, он убит или ранен, может он лежит, связанный или побитый кем-то. А может, он с девушкой, и сейчас они сидят вдвоем в кафе, смотрят на то, что я звоню, и смеются надо мной. Над моей глупостью и наивностью.
- Ну почему! – сержусь я и бросаю трубку. Почему он не желает брать трубку, ведь знает, что я схожу с ума здесь, одна. – Пожалуйста, Дазай.
Наша первая встреча произошла в детективном агентстве, куда я пришла, чтобы попросить отыскать украденную сумку, где хранились очень важные документы. Дазай был очень обходителен со мной, а когда узнал про мое несчастье, то вызвался помочь. Я согласилась. Кто же знал, что этот милый, пусть и странный юноша станет объектом всех моих мыслей. Я и не заметила, как влюбилась в Дазая, потому, когда он предложил мне встречаться, я была самой счастливой. Но счастье длилось недолго.
У Дазая имелось много странностей. Во-первых, он пытается покончить с жизнью разными и чаще всего бесполезными способами. Если в первое время решила, что он так пытается выделиться, то потом поняла, что Осаму всерьез надеяться уйти из жизни. Во-вторых, у него богатое прошлое, а именно – девушек было не мало. И некоторые из них до сих пор питали к нему чувства. Чего стоил случай, когда одна из них прислала ему бомбу, лишь бы он снова обратил на нее внимание.
Сначала я пыталась не обращать на это внимания. Старалась сдерживаться и все терпеть, но вскоре меня начало раздражать и его легкомысленность, и привычка во всем искать путь к самоубийству, и не серьезность, и его бывшие пассии. А вскоре мне стало казаться, что и не любит меня, просто использует ради связей или еще каких-нибудь корыстных целей. Что он мог задумать? Чего добивается? А может, он хочет убить меня?
Да он же сумасшедший! Да, точно сумасшедший, ведь каждый раз предлагает мне умереть вдвоем! Как же я не заметила! Все ложь, все, что он говорит. Я ложусь на кровать, сжимая телефон. Мне страшно. У него было так много девушек, и он всех их бросил, а после говорил о них столь пренебрежительно и скучающе, словно они ничего для него не значили.
Уже в пятый раз за день я навожу уборку, мою полы и посуду, вытираю пыль, выкидываю бумагу. Я не могу успокоиться и сесть, иначе собственные мысли съедят меня, жаль только, что уборка быстро заканчивается.
- Мне нужна только ты, - шепчет Дазай, осыпая лицо поцелуями. Ложь. Ты бросишь меня, как и их. Ведь ты любишь только себя, если вообще умеешь любить.
Надо полить цветы. Полить цветы. Я поливала их утром? Или нет? Надо полить.
- Ты – мое счастье. – И снова ложь. Для тебя нет такого понятия, как счастье. Сколько раз я пыталась уйти и бросить тебя, но не получалось. Почему? Потому что я безнадежная, влюбленная дурочка. Потому что ты дьявол, забравший мою душу. И сейчас ты проводишь свое время с другими девушками, насмехаешься надо мной, наверно, говоришь обо мне.
Я смяла клетчатый платок, принадлежавший ему. На них двадцать восемь клеточек, но я все равно пересчитываю их, потому что мне интересно сколько их на самом деле.
- Я люблю тебя. – Не верю! И это неверие должно быть отразилось в моих глазах, потому что ты наклоняешься и страстно целуешь, а после…
После долгой ночи он ушел, оставив записку, что вернется позже, и чтобы я не ждала его. Я снова нажимаю на звонок, но опять длинные гудки в ответ. А что если он лежит раненный, или вовсе убитый? Может, он действительно в беде? Я не могу настроиться на деле, теперь, куда бы я ни посмотрела, то передо мной стояло лицо Осаму, окровавленное и бледное.
При мысли о его смерти, мне стало тошно. Он ведь детектив и выполняет опасные миссии, и как я могла сейчас думать о его предательстве? Мне снова вспоминаются моменты, связанные с ним: вот мы весело смеемся, сидя в кафе, вот смотрим на звезды, и тут, когда я показываю ему созвездия, его шершавые пальцы проходятся по моим плечам, и он целует меня, прижимая к себе. Я закрываю глаза, погружаясь в воспоминания и тут…
Долгожданный звонок. Я тотчас беру телефон, еле дыша от радости и , {censored} на кнопку.
- Осаму, - голос дрожит. Он, кажется, смеется.
- Все в порядке? Надеюсь, ты там не сходила с ума. – Он снова смеется, я же пытаюсь изобразить смех. Увы, Осаму ты угадал.
- Нет. Со мной все в порядке. А где ты? Почему так долго не брал?
- Прости. Важное дело. Но я тоже очень скучал. Если хочешь, - тут его голос становится игривым – я приду к тебе.
- Да. Я очень хочу.
- Тогда жди, скоро буду. – Он снова смеется, а я устало, но не без облегчения выдыхаю. Скоро он придет, придет и разгонит эти кошмары, скоро я буду в его объятиях, а он наклонится к моему уху и прошепчет:
- Я люблю тебя.
­­



http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e60 - комменты и пожелания и советы автору
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-334.html
Тест: Я смотрю только на тебя music: novo amore [ф] - ваша фамилия [и... Весёлый Ветер 08:27:05
­Тест: Я смотрю только на тебя [MultiFandom]
[Avengers]


­­
music: novo amore
[ф] - ваша фамилия
[и] - ваше имя


Суета, наполнявшая кабинет, раздражала Локи, он смотрел, как Старк и Роджерс в который раз вгрызлись друг в друга, и причина перепалок уже не была интересна. окинув взглядом стол, предназначенный для заседаний, бог задержал взгляд на фотографии, лежащей на столе. С глянцевой поверхности на его смотрела миниатюрна девчушка, чье светлое лицо украшала робкая улыбка. На нездорово-светлой коже виднелся милый румянец, вызванный, скорее всего, фактом того, что её фотографируют. Каждый в этой комнате так или иначе знаком с этой девушкой. Дочь одного из погибших сотрудников Щ.И.Т.а являлась скромной особой, но при этом имеющей нехилые умственные способности. Находясь у всех на слуху, она так или иначе умудрялась оставаться в тени. Правда никто не понимал того стремления спрятаться, пока не произошло покушение на её семью, в котором погиб отец. Старший брат и мать девушки, убитые горем от потери, не сразу осознали того, что [и] просто собрала вещи и попрощавшись, просто исчезла, не сказав куда направляется.
И так прошло уже около полугода. Ни один радар не засек девушку, словно её никогда и не существовало в этом мире. Мстители, не раз контактировавшие с [ф] были обеспокоенны пропажей, будучи в дружественных отношениях с девчушкой. Разве что Брюс Беннер и Наташа Романофф имели с ней не настолько близкие отношения, будучи крайне занятыми людьми. Но никто их и не ругал по этому поводу. Тор знался с особой примерно столько же, а вот его младший брат, несколько раз бравший [и] в заложники, а потом и находившийся под её чутким надзором, кажется, был для неё ближе всех остальных. И вместе с тем самым обеспокоенным её пропажей. Если бы не Тор, то возможно он искал бы [и] в одиночку, но брат настоял на его надобности среди мстителей.
- "В итоге за полгода мы ничего не нашли, а мистер Старк и капитан Америка так и не научились нормально разговаривать" - злиться Локи, скрещивая руки на груди, фыркнув, брюнет отвернулся от ненавистных ему героев, - "Почему..Почему она просто не могла сказать мне куда она уходит? Я бы без труда пошел с ней. Кто сейчас защищает её? Да никто.."
Лофейсон схватился за голову, чувствуя, как чувство безысходности давит из него слезы, а в голову лезут различные мысли о смерти [ф]. Старк затих, озаренный догадкой.
- Я вспомнил, теперь все встало на свои места, - шепчет Железный человек, поднимая голову и сталкиваясь взглядом с Богом обмана,смотрящим на него из-за плеча - Её отец всегда становился нервным, стоило заговорить с ним о [и] и когда-то меня это очень заинтересовало. Через какое-то время наблюдений, мне сообщили, что у девушки что-то не так со здоровьем и она очень часто посещает штатного врача в Щ.И.Т.е и нигде более.
- К чему ты ведешь? - не выдержал Беннер.
- В её деле указано, что для поддержания жизни, в её организме есть что-то, что сохраняет работу сердца, - тараторил Тони, ища в воздухи обрывки воспоминаний о [и], однако Фьюри упоминал, что это не относиться к механизму, но что-то очень схожее с моим случаем.
- И? - вклинивается Наташа.
- [ф] всегда интересовала информация о камнях бесконечности, но он никогда не говорил почему именно, - брюнет вбирает в легкие побольше воздуха, - Что если они так интересовали его, потому, что жизнь его дочери поддерживает один из этих самых камней?
Все замолчали, ошарашенные такой теорией и еще больше тем, что она может оказаться правдивой, ведь все остальные оказались провальными на сто процентов.

­­


Локи злило то, что он снова пойман, но еще больше его выводило из себя то, что присматривала за ним какая-то мелкая сошка, имя которой - [и] [ф]. Существо, сотканное из самого стойкого спокойствия и пушистых облаков. Она находилась тут только потому, что это было самое безопасное место в штабе для неё, даже несмотря на то, что через прозрачную стену находился Бог коварства и лжи. Лофейсон пытался шутить гадко, едко, чтобы вызвать на её лице гримасу отвращения и раздражения, но вместо этого она лишь улыбалась, заставляя мужчину зло морщиться. Попытку на десятую, девушка решила таки пролить свет на происходящее и подышав на прозрачную поверхность выписала пару слов: "Я тебя не слышу". И тогда Локи понял причину её улыбок - [ф] просто смеялась над ним. Аккуратно выписав свое имя на стекле, девушка положила начало и с божеством общения. И даже когда брюнет был невыносим в своем пафосе и самолюбовании, [и] всегда встречала это снисходительной улыбкой и иногда тихим смехом, что сбивал столку. Она была ярким солнечным лучиком, таким же белым и мягким, как облака, медленно плывущие по голубому атласу неба. Такая же легкая, как прохладный летний ветерок, в знойный день. Как бы Локи не бесила её непробиваемость к его шуткам, вскоре он уже и не стремился как-то поддеть её. В какой-то момент девушка просто перестала волновать его, как предмет насмешек, но заинтересовала, как предмет любви.
Стоило ему выбраться из клетки, как Лофейсон первым же делом метнулся к ней, не к брату, которого стоило бы поблагодарить за освобождение. Он до сих пор помнил тепло её рук, обнимающие в ответ, счастливое личико, радостный взгляд, смотрящий прямо в зеленые глаза Локи. и именно тогда он понял, что уже не сможет её отпустить.
С мыслями о ней, Локи вдруг краем уха услышал имя [и] из уст Старка, а после тот взорвался радостной новостью:
- Нашли!

­­
music: west dylan thordson - meeting the others


Опираясь на холодную стену в доме Мейсона, [и] изо всех сил старается не упасть на пол, а добраться до заветной гостинной, где есть то, что точно поможет почувствовать себя лучше. Однако, боль в груди только усиливалась, пока девушка, только пробравшаяся до лестницы, не рухнула вниз. Прокатившись спиной по ступенькам, девчушка смогла лишь сдавленно застонать и окончательно потерять сознание. Проснувшийся от шума, хозяин дома тут же вскочил с кровати, выбегая в коридор и наблюдая картину того, как его кузина растянулась по полу, украшенная множеством красных отметин. Подскочив к девушке, юноша первым делом проверил пульс. Девушка была жива, но разгоревшийся в груди камень бесконечности тревожил его. Естественно, паренек совсем не понимал, как работает этот предмет, и от того ситуация сильно пугала. Вдруг раздался стук в дверь, но когда хозяин не открыл, гость просто сорвал дверь с петель, представляя вниманию красноволосого юноши - Локи, за спиной которого находились несколько представителей Мстителей. Только заприметив в руках юнца свою возлюбленную, Бог коварства приблизился к ним в пару шагов, презрительно фыркнув, с легкостью подхватил [и] на руки и зашагал прочь.
- Стойте! - подскочил на ноги Мейсон, - В-вы те люди с которыми я связывался, верно? Куда вы её отнесете?
- Ей помогут, не переживай, ты можешь пойти с нами, если есть какие-то сомнения, - подошел к нему Тони, протягивая визитку, - Или позвонить лично мне, мой человек прибудет к тебе и отвезет к ней. А сейчас нам нужно доставить девушку в безопасное место.
- Безопасное место?
- За камнем, что находиться в её теле, идет охота, и даже с твоим арсеналом оружия, её не спасти от того, что грядет, - чеканит Наташа, смотря на красноволосого с сожалением, - Мы правда поможем, не сомневайся.
Мейсон ничего не ответил, уставившись взглядом на снесшего его дверь Локи, что любовно держал его кузину на руках, прислонившись щекой к её лбу. Как покрывался морщинками его лоб, из-за того, что бог хмурился. И ему показалась, нет в мире ни одного человека, способного с такой заботой и любовью смотреть на его сестру. А инстинктивно жавшаяся к брюнету [и], кажется, все это время ждала, когда этот странный мужчина придет за ней и спасет.
- Локи, - её глаза приоткрылись, а губы растянулись в слабой улыбке, - Ты пришел за мной.
- Тебе нужно отдохнуть, - его холодные губы касаются лба [и] - Спи, любовь моя, вот увидишь, утром мы с тобой снова увидимся.

­­ Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
­­ Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#79

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1119-686.html
среда, 15 августа 2018 г.
Izanami Mira 14:19:45
Запись только для меня.
вторник, 14 августа 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 09:51:42
Запись только для меня.
понедельник, 13 августа 2018 г.
Тест: Решительность [сборник] Ситри Картрайт Бессознательно следя за... vfif1234 15:37:28
­Тест: Решительность [сборник]
Ситри Картрайт


Бессознательно следя за тем, как ты добродушно беседуешь с Данталионом, Ситри начал ощущать негодование. Непривычно громкий хруст печенья, на котором он нервозно захлопнул челюсть, точно палач, бесстрастно опустивший лезвие гильтионы на голову нефилима, открыто объявлял о том, что он недоволен сложившейся ситуацией и требует к своему величию должное внимание. Но его игнорировали, словно избалованное и зазнавшееся дитя, на чьи капризы уже стало бесполезно отвечать какой-либо реакцией, что не на шутку злило демона и подогревало накал страстей в его соперничестве с Данталионом теперь не только за место правителя, но и за внимание девушки. Не сдержавшись, Картрайт встаёт с места, подзывая к себе брюнета: зовёт с гордо вздёрнутым подбородком и жеманно поджатыми губами, словно, оскорблённый, вызывает нефилима на смертельный дуэль. Оказавыясь уже в другой комнате, Данталион хмурится и лениво интересуется, чем он обязан демону, на что Ситри по привычке, подобно женщине, разворачивается на пятках с расправленными плечами и начинает злобно шипеть на противника:

- Чего ты вечно увязываешься за (Твоё имя)?! Мне уже надоело подходить к ней и чувствовать твой отвратительный запах! - ворчал виконт Преисподней, презрительно надувая щёки и кривя губы. - Иди к Избирателю приставай, мерзкий подхалим!

Данталион сначала опешил от неожиданного заявления, в котором откровенно сквозила ревность, а затем внезапно заливисто рассмеялся, вызвав глубокое недоумение у Ситри, который ожидал послушания со стороны нефилима.

- Что смешного?! - Картрайт вспыхнул от злости и, сжав кулаки до побеления костяшек, по-девичьи топнул ногой.

- А то, что невинное создание вроде тебя влюбилось в (Твоё имя), - издевательски протянул Данталион, от души глумясь над растерянным и покрасневшим лицом своего оппонента.

- Ч-что?! - возмущению Ситри не было предела. - Я... я не влюбился! Просто мне становится отвратительно от мысли, что ты оставляешь на ней своё нефилимское клеймо, - пробурчал почти себе под нос демон, повернув голову в противоположную сторону, чтобы собеседник не заметил, как его щёки пылают стыдливым румянцем.

Поведение Картрайта только подтвердило догадки потешающегося Данталиона. Подумать только, этот демон наконец-то сумел в кого-то влюбиться, хотя вот совсем недавно он давался диву, что любовь действует на человеческие лёгкие. Он изображал безучастность к словам соперника, но сам начал судорожно прощупывать грудную клетку и на всякий случай рёбра - вдруг влюблённость действует каким-то образом и на другие органы? Брюнет едва сдерживал себя от того, чтобы не лопнуть со смеху - это невинное творение было совершенно безнадёжно в любовных делах. Даже несмотря на то, что они не очень ладили, Данталиону захотелось со скуки и из собственного чувства превосходства дать подсказки Ситри.

- (Твоё имя) будет воспринимать тебя только как сестру... - не успел закончить свою издёвку Данталион, как его прервали тычком указательного пальца в грудь.

- Это почему ещё как сестру?! - сделал ударение на последнем слове Картрайт, силясь от гнева проделать дыру сопернику.

- Потому что ты постоянно наряжаешься в женские костюмы и ведёшь себя как девчонка, - хмыкнул нефилим, на что пристыженный обладатель лиловых волос прикусил от неприятной правды губы и убрал палец с тела собеседника. - А девушкам нравятся только уверенные в себе и наглые парни вроде меня! - самодовольно произнёс алоглазый, гордо показав на себя большим пальцем. Летучие мыши, - белая и чёрная, - вечные спутники Данталиона, кружа вокруг своего хозяина, начали бодро восхвалять в такт нефилима, восторженно хлопая крыльями.

Ситри как-то обиженно и уязвлённо отвёл взгляд от этой троицы, которая сговорилась между собой, чтобы понасмехаться над ним.

- Если бы я был девушкой, то я бы никогда не посмотрел на идиота вроде тебя, - фыркнул голубоглазый.

- Потому что у тебя плохой вкус, - уверенно парировал брюнет, услышав позади себя уже скандирующих подчинённых, которые синхронно твердили: "Вы правы, господин Данталион, Вы лучше всех!".

Не желая больше слушать чужие восхваления ненавистного нефилима, Ситри собрался уже было двинуться прочь, как Данталион снова обратил на него своё внимание, бросив напутствие:

- Если хочешь привлечь (Твоё имя), тогда тебе нужно вести себя, как настоящий мужчина. Прижми её к стене и спроси, чего она хочет на самом деле.

- Совсем что ли с ума сошёл?! - вспылил раскрасневшийся демон. - Не забывай, что я могу руководить желаниями людей! Если я захочу, то я заставлю (Твоё имя) влюбиться в меня и сделать то, что я захочу.

- Ну так продемонстрируй это, - скептично выгнув брови, потребовал с лукавой улыбкой красноглазый брюнет.

Ситри громко сглотнул, всё же водворив на место неприлично отвисшую челюсть, и вынудил себя понизить градус негодования и смущения. Мысль о том, что он сможет пустить пыль в глаза Данталиону и заполучить то, что так желаемо для него, вернула его в реальность, как ледяной душ.

- Вот увидишь! - решительно заявил голубоглазый, ступая уверенной походкой к твоей персоне.

Данталион и летучие мыши, многозначительно переглядевшись между собой, подкрались к дверному проёму, откуда они наблюдали за попытками соблазнения Картрайта. Тот, завидев тебя беззаботно уплетающую сладости, встал столбом на месте, долгое время переминаясь с ноги на ногу. Брюнет, следящий за его провалом, шлёпнул себя по лбу и, небрежно махнув рукой на демона, мол, он совершенно бестолковый, направился со скуки к Уильяму вместе со своими подчинёнными. Будто услышав со стороны мысленные подгонения брюнета, Ситри вспомнил дурацкие советы нефилима, которые он вот ещё минуту назад считал бредом умственно отсталого, а теперь уже находил вполне неплохим вариантом для борьбы со своим внезапным стеснением при виде тебя. В конце концов Картрайт был совершенно неопытен в таких делах и воспользоваться, как новичок в видеоигре, базовыми подсказками было не так позорно. Сжав кулаки, чтобы придать себе решимости небольшой болью, он сделал несколько шагов в твою сторону, остановившись возле дивана, на котором вольготно расположилось твоё тело. Почуяв постороннее присутствие, ты отложила трапезу и вопросительно воззрилась на демона.

- Ты что-то хотел от меня, Ситри? - с миловидной улыбкой спросила ты у Картрайта, незаметно краснея для него; впрочем, даже если бы Ситри нашёл в себе смелость получше разглядеть твоё лицо, он бы всё равно неправильно растолковал румянец на твоих щеках, смахнув всё на аллергию - демону ведь были неведомы все эти тонкости влюблённости, пока ему не говорили напрямую о таких запутанных вещах. И почему же он нашёл прелесть именно в человеке, чья природа оставалась для него и по сей день за завесой тайны?

Когда ты пристально засмотрелась на утончённое лицо Картрайта, демон почувствовал себя так, будто его неожиданно обдуло прохладным ветерком. Воздух с шумом покинул его лёгкие, когда он собирался с силами. Ситри бы так и застыл на месте, не решаясь даже просто что-то спросить у тебя, но он не хотел упасть в глазах Данталиона, который, возможно, следил за каждым его шагом. Да будь проклят этот нефилим с его дерзким любопытством! Лиловолосый, собрав в стеснённую грудь больше душного кислорода, обхватил ладонями твои плечи и вынудил встать на ноги под твой безгранично изумлённый взгляд и звук рассыпающихся конфет на пол. Не прошло и минуты, как тебя грубо припечатали в стену. В момент твоего глупого оцепенения и не менее глупого монолога в голове он неожиданно поднял голову, встретившись с тобой взглядом. Вы оба в одно мгновение покрылись пунцовыми пятнами, прекратив на время дышать. Диалог ваших переплетённых взглядов длился всего пару секунд, а Ситри уже казалось, что прошла целая вечность, когда он провалился от стыда под землю. Даже в руках своего дяди, который часто проявлял к нему жёсткость, он чувствовал себя наиболее безопасней, чем сейчас. Во имя спасения ситуации он взял себя в руки и начал действовать по плану Данталиона:

- Это ты... что... х-хочешь от меня? - Ситри пытался сделать свой достаточно по-женски мягкий и мелодичный голос брутальным, но в итоге он сел и прослушивался так, будто ему надавили ступнёй на горло.

- Хочу... чтобы ты отпустил меня, - дрожа от необъяснимого волнения, выдавила ты, изумлённо уставившись в лазуритовые глаза демона, с опаской ощущая, как он под давлением натянутых нерв пытается чуть ли не растворить тебя в этой стене.

Одного твоего голоса хватило для того, чтобы его мечущаяся в агонии душа пережила беспрецедентное количество ощущений, которые обескуражили и потрясли Картрайта, совершенно лишив его самообладания, но пробудив совесть. "Чёрт бы побрал этого Данталиона, я же веду себя как дикий зверь, накинувшийся на обнажённую девушку - ведь все мужчины ведут себя так, когда видят перед собой беззащитную диву!" - со злостью и стыдом наконец-то просветлел парень, виновато отстранившись от твоей персоны. Лёгкие горели адским пламенем. И почему же люди со своими чувствами, которые передаются и демонам, такие проблемные? Ситри, кажется, и сам начал убеждаться в том, что он обречён быть влюблённым и в том, что его первые светлые чувства окажутся без ответа благодаря идиотским советам Данталиона. Да этот ведь грязный нефилим сам толком не умел обращаться с девушками! Только и мог бегать на поле, пинать мяч и держать популярность за счёт сетки, которая отделяла его и тех наивных девушек, предполагающих, что перед ними идеал настоящего мужчины, а на деле - грубый мужлан, от которого надо уносить ноги. Осознание медленно накрывала ложность собственных убеждений, которая ранила ваши доселе положительные отношения, и Ситри уныло схватился за макушку.

- Прости, что я так вёл себя, (Твоё имя)! - начал пылко извиняться перед тобой демон, не забыв свалить всё в злобном возбуждении на Данталиона. - Это всё грязный нефилим виноват! Это он заставил вести меня, как животное, сказав, что это может понравиться тебе. Но это не так! Девушкам нравится нежность, а не хамство, но этому идиоту не объяснишь.

- Так ты просто хотел привлечь моё внимание? - невозмутимо уточнила ты, когда Ситри зашёл слишком далеко в своих бранениях и начал потихоньку открывать для тебя занавес своих истинных мотивов.

Ситри с испугом вскинул ошеломлённый взгляд на тебя, заметив в твоих зрачках хитрый блеск. Ему не показалось? Он был готов поклясться, что ты читала его как открытую книгу или и без того знала о нём слишком много, но намеренно молчала, добиваясь какой-то своей корыстной цели. Демон всерьёз подумал об угрозе упасть в обморок на нервной почве.

- Ты ведь всегда мог подойти ко мне и попросить провести с тобой время, - мягко предупредила ты, словно разговаривая с ребёнком, который по своей неуклюжести натворил бед. - Я помню, как ты рассказывал, что тебе нравилось, когда с тобой сидел Соломон и перебирал твои волосы. Хочешь, я тоже поглажу тебя?

Твой смягчённый тон производил будоражущее впечатление на его органы чувств так, что Ситри едва удерживался от того, чтобы не пустить трусливо наутёк. Смехотворно же - демон, умеющий управлять людскими чувствами, сам едва не сходит с ума от того, что с ним творится. А он просто стыдился использовать на тебе свои чары - ты ведь девушка, которая ему нравится, а он проявит подобную подлость, опустившись ещё ниже Данталиона с его животными манерами. Твоё предложение было колдовским зельем, которое Картрайт, испив до дна, стал твоим добровольным рабом. Ситри, как загипнотизированный­, податливо, точно во времена с Соломоном, которому стоило подманить бывшего ангела пальцем, чтобы он тут же подлетел к нему в поисках телесного контакта, прилёг на диван и положил макушку на твои колени. Пару прикосновений нежных пальцев к волосам воспринималось им как затянувшийся, в чём-то нездоровый, а в чём-то сладчайший сон. Пожалуй, по этой причине демон начал питать к тебе нечто тёплое - ты напоминала ему своей ласковостью Соломона, возвращая его снова в те счастливые времена.

- Знаешь, тебе достаточно быть собой, чтобы понравиться мне, - вдруг начала с хитринкой в голосе твоя персона, прекрасно услышавшая недавний разговор демона и нефилима между собой.

Ситри, вспыхнув хуже факела, внезапно вырвался из прекрасного забытья и смотрел на тебя каким-то враждебно-смущённым­ взглядом, словно обвиняя тебя во всех своих сердечных муках.

- Значит, ты всё знала, но ничего не рассказала мне? Ты настоящий демон, (Твоё имя)! - обиженно буркнул Ситри, по-детски надув губы, даже забыв о своём стеснении.

- Прости, - ты неловко потёрла затылок, растягиваясь в ангельской улыбке. - Просто мне было интересно посмотреть, как ты признаешься мне в своих чувствах.

Твоё женское коварство породило новые всполохи огня внутри Ситри. Но обижаться долго он не смог, пока ты глядела на него столь невинным взглядом, от которого всё внутри неумолимо таяло. "Какие же эти люди сложные!" - фыркнул Картрайт, ссылаясь на вашу несговорчивость в таких делах и в том, что вы пользовались своим положением и мучили демонов. Ситри, часто представляющий себе, как Уильям после получения власти избивает плёткой Данталиона, подумал, что его наказание с тобой было всё-таки похуже, ведь грудь не переставала сжиматься, а кислород поступал затруднительно.

- Ну и... чем же вы, люди, занимаетесь после признания друг другу в любви? - насупив брови, как можно серьёзней спросил демон, стараясь хоть как-то перекрыть яркие пятна на щеках, которые достигли уже и шеи.

- Нуу... ц-целуются... - теперь настала твоя очередь вести себя, как смущённая школьница, сидящая на уроке биологии, где объясняли о мужском строении организма.

- Да откуда такие сложности?! - взревел Ситри, внутри которого вскружились десятки смерчей из смеси дикого волнения, смущения и любопытства, совладать с которыми никак не получалось - хвалённая дьявольская выдержка дала сбой. Впрочем, Картрайт, который никогда не был близок с противоположным полом, ни за что бы не смог взять себя в руки.

- Тогда... у меня есть другая идея, - предложила ты как компромисс, потому что закреплять новые отношения с парнем не хотелось в таком положении.

...Данталион, которого по-прежнему сопровождали летучие мыши, решил через некоторое время разведать обстановку, будучи уверенным в том, что неопытный Ситри сейчас сидит на кровати и плачет. Глаза нефилима широко распахнулись в неверии, а язык прилип к нёбу, когда он увидел, как Картрайт расположился в свободной позе на твоих ногах и приоткрывал рот, пока ты с любовью прикармливала демона конфетами. "Чтооо?! Даже у Ситри теперь есть девушка?!", - жаловался на несправедливую судьбу брюнет, поражённый в самое сердце пикантную картину, и поспешил покинуть вашу общую обитель под утешающие писки подчинённых. Картрайт злорадно усмехнулся, радуясь своей маленькой победе. Привыкнув за довольно короткое время к новому положению, - хотя он долго упирался, когда ты предложила провести нечто вроде романтического ужина в такой позе, - он уже по-хозяйски требовал тебя поскорее положить ему в рот новую порцию сладостей. Воспользовавшись тем, что веки демона умиротворённо прикрыты, ты резко опустила вместо печеньки своё лицо и прислонилась губами к губам ничего неподозревающего Ситри, подарив ему мимолётный и сладкий поцелуй. Голубоглазый в мгновение ока пробудился, будто его, как Спящую Красавицу, освободили от проклятия одним соприкосновением уст. Щёки демона уже привычно залила краска, но отстраняться в этот раз он не спешил, алчно смакуя новые ощущения, после которых огонь в груди начал постепенно усмиряться, словно получив то, что он так долго ждал.

- Не очень страшно, правда? - смеясь, спросила ты, на что он в смущении отвёл от тебя рассеянный взгляд.

Бороться с бурлящим рвением ещё раз изучить это слитие было бесполезно. Помедлив, Ситри произнёс необычайно тонким голосом, точно дитя, просящее ему в самый последний раз дать ещё одну конфетку:

- Хочу ещё.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html
Тест: Решительность [сборник] Азуса Муками Возвращаешься со школы... vfif1234 15:36:41
­Тест: Решительность [сборник]
Азуса Муками


Возвращаешься со школы домой, повыше поднимая воротник длинного платья, что скрывает неровные белые и бледно-розоватые полосы шрамов из прошлого. Тянешь вниз кончик рукава, зажимая его так сильно, чтобы он растянулся и всегда небрежно висел ниже твоих ладоней, которые тоже были испещрены паутинами неисчезающих, но весьма ощутимых сердцем следов - как будто в каждой зажившей ране на самом деле торчал шранпель. Падаешь мёртвым грузом на постель, сминая складки простыни, и бездумно смотришь на потолок, чувствуя, как каждая затянувшаяся рана всё равно горит адским огнём, пульсирует, будто её обливают горячим воском свечи, а затем притупляют болевые ощущения куском льда, водя круговыми движениями по тому, что, к сожалению, никогда не заживёт морально. Ты ненавидишь каждый участок своего тела, которое было изуродовано побоями, и мечтаешь иногда стереть его, залить бензином и сжечь, потому что на обгорелых костях не будет видно этих уродливых шрамов, или содрать поражённый эпидермис и отрастить новую кожу, как ящерица свой хвост. Раньше подобные мысли, имеющий кровожадный оттенок, преследовали тебя каждый день. Так длилось до того времени, пока ты не поселилась в особняке Муками и не встретилась с Азусой.

- (Твоё имя)... ты снова... скрываешь свои чудесные шрамы под слоем одежды, - прерывисто начинает вошедший в твои покои вампир, меланхолично растягивая каждое слово и каждый свой тихий шаг, неизбежно надвигаясь к твоей законной обители.

Молодой человек медленно опускается на твою кровать, нависая сверху, и занимает сидячее положение на твоих бёдрах. Липкий взгляд пурпурно-розовых глаз скользит по ткани платья, умело проникая под его атласный покров, словно сдёргивая без помощи рук бесполезные тряпки и вонзаясь в оголённую плоть. Тонкие и холодные, словно сотворённые из снега, пальцы Азусы заторможенно расстёгивают верхние пуговицы платья, распахивая его также лениво, обнажив выпуклую грудь и следом плоский живот, на котором было несколько выделяющихся на светлой коже точек, похожих на прозрачную плёнку или змеиную чешуйку. Вампир неповоротливо проводит двумя пальцами вдоль твоей шеи, задевая крохотные, почти незаметные полоски-ленточки от пореза ножа, касается груди, вынуждая тебя чуть прогнуться в спине и задышать значительно чаще, и становится неподвижным, когда указательный и средний останавливаются на животе. Один за другим, он нежно очерчивает шрамы, заставляя показаться на коже мурашки.

- Они - часть тебя, - вкрадчиво объясняет парень, ненавидящий, когда ты скрываешь свои достоинства за дурацкой одеждой. - Их я... тоже буду любить.

Ты рвано выдыхаешь, когда он опускает своё лицо, щекоча сначала пушистыми ресницами чувствительную кожу, а затем целует шершавыми и сухими губами каждый поблекший, высеченный след. В твоём носу начинает неприятно щипать, а на глаза наворачиваются слёзы - далеко не от печали. Только ему ты позволяешь снять с себя все тряпки, оголяя не только тело, но и терзаемую душу, которую он омывает каждым своим несмелым, но тягучим поцелуем. Опускаешь ладони на его взъерошенные тёмные волосы, отдающие каким-то лаймовым оттенком, и несильно надавливаешь на макушку, позволяя ему более решительно оставлять мокрые дорожки на страшных следах, которые с его любовью кажутся не такими ужасными. Он любовно поглаживает их, приятно трёт каждую впадину, проводит по ней прохладным языком и оставляет своё невидимое клеймо - протяжный поцелуй, от которого хочется стонать и яростно сжимать от нетерпения простыни.

- Когда ты говоришь, что они нравятся тебе... они мне тоже начинают нравиться, - шепчешь ты сентиментальную глупость под порывом вдохновения, с упоением вглядываясь в его безмятежные глаза, исследующие с интересом каждый порез. - Как необычно, не правда ли?

- Может, люди... зовут это... любовью? - задумчиво протягивает Муками, теряясь в своих ощущениях; он прежде не испытывал к кому-то подобного трепета, поэтому зачастую оставался только в догадках о том, что же его преследует с некоторых пор, как ему впервые попалась жертвенная невеста, которая не боялась его и позволяла ему прикасаться к своим шрамам.

- Скорее всего, - поддаваясь странному счастью от нахождения рядом с ним, ты издаёшь почти неслышный смешок, одержимо поглаживая места, где побывали его губы. Чувствовать на коже влагу, которую оставил его рот, было невыносимо восхитительно.

- Значит... у нас должны быть особые метки, которые... символизировали бы нашу любовь, - изрёк молодой человек, достав из кармана штанов короткий кухонный нож, похожий на стилет; сталь опасно блестит при свете луны, как глаза ночного хищника, и ты рефлекторно поджимаешь пальцы на руках и ногах. - Знаешь... я всегда мечтал... оставить на тебе шрам... которому бы ты дала имя и который... ты бы смогла полюбить, - на губах Азусы неторопливо, словно действие доставляло муку, вырисовывается мечтательная улыбка, а зрачки недобро загораются маленьким огоньком надежды. - Или тебе... не нравится эта идея? - с видимым расстройством осведомляется вампир, замечая, как ты напряжённо побледнела и остолбенело облизывала пересохшие губы.

- Нет... - машинально выдаёшь ему ответ, не особо задумываясь над ним, но точно чувствуя, что не хочешь разочаровывать его. Когда-то ты запретила себе мысль о том, что позволишь ещё раз кому-то причинить тебе боль, но Азуса... Он смотрел на тебя, как побитый щенок, как раненное дитя, которое мечтало после долгих и безуспешных скитаний в поисках редкого единомышленника обрести взаимность в своих взглядах. И если бы с твоих уст последовал отказ, то его маленький мир рухнул бы и посыпался мелкими осколками к его ногам. - Если ты так хочешь...

- Тогда... почему ты выглядишь такой грустной? - раздасованно спрашивает он, замечая, как выражение твоего лица потускнело в потаённом страхе и неготовности к будущему.

- Тебе так только кажется, - вымученно выдавливаешь, изо всех сил вкладывая в дрожащий голос нотки хлипкой уверенности, и, прикладывая пальцы к уголкам губ, растягиваешь их в фальшиво-спокойной улыбке.

Азуса верит каждому твоему слову, потому что ему так хочется. С улыбкой, полной энтузиазма, он сжимает рукоять ножа, как самое ценное сокровище в своей жизни, и чуть отодвигается в сторону, позволяя тебе приподняться. Муками решительно передаёт тебе эстафету. Медлишь с принятием, находясь в состоянии смятения и колебания, но через некоторое время осторожно забираешь с его рук нож, подняв вопросительный взгляд на возлюбленного.

- Я хочу... чтобы ты сделала это первая, - вопреки его вечно робкому голосу, в баритоне звенит слабая властность и требовательность, а взгляд холодит черты лица серьёзностью.

Твоё тело оказалось в плену временного оцепенения. Азуса выжидающе смотрел на тебя, терпеливо ожидая желанного, и всё тот же самый лихорадочный блеск в его глазах выдавал его дикую жажду ощущить боль именно от тебя. Тебе словно зеркально передалось его растущее возбуждение. Ты отключилась от всего внешнего, решив поддаться незнакомой стороне своего внутреннего Я, воспрянувшей из потаённых недр твоего существа, и окунуться во все тяжкие, давая волю инстинктам. Муками, словно читая твои всё ещё не стихшие импульсы страха, решил помочь тебе; он задрал кофут, накрыл твои ладони своими, которые ты обхватила рукоять, и напрвил кончик ножа себе в грудь.

- Сделай это... прямо на моём сердце... чтобы оно всегда билось и чувствало... твою любовь, - сказал он с хмельной улыбкой.

Зрачки вампира расширились, как только ему довелось почувствовать уже лёгкую боль от твоего осторожного надавливания, соверженно преобразив его глаза: они стали непозволительно пленительными и обжигающе-страстным­и. В них появилась искра опасности - что-то губительное, что-то завораживающее, что-то неотвратимое. Упиваясь им, теряясь в нём, как в бездонном омуте, ты утратила способность мыслить и бояться и более уверенно совершила движение в бок, не ослабляя ни на минуту давление острого предмета. Кожа любимого лопалась на твоих глазах и, раскрываясь, окропляла кожу и часть одежды. Азуса благоговейно запрокинул голову и издал гортанный стон, ощущая себя как никогда живым и счастливым. По телу прошлись электрические импульсы, а губы непривычно растянулись в невероятно широкой улыбке, делая его непохожим на себя - он уже больше не виделся тебе тем трусливым и застенчивым на вид вампиром. Тебя посетило удивление и странное желание попробовать с нетерпением то же самое. Он выглядел таким радостным, таким возбуждённым, что тебе невольно передался его настрой, наградив сущность каким-то безумием.

- Я всегда мечтал... чтобы ты сделала это, - мягко прошептал Азуса, искренне радуясь твоей храбрости; он прикоснулся к свежей ране и, зачерпнув подушечкой кровь, слизал её языком. - Это прекрасно... Мне поскорее хочется подарить тебе... те же самые ощущения, (Твоё имя)...

Темноволосый впервые говорил хоть и с остановками, но достаточно быстро и торопливо, словно у него оставались последние минуты жизни, которые он был обязан потратить на окончание операции. От его слов ты ощутила себя какой-то невесомой, как пушинка, подхваченная благородным ветром, что позволял ей путешествовать по миру и любоваться его красотами. Ты начала стремительно погружаться в плотный, расслабляющий мрак, в котором ты податливо подчинилась чужой воле. Твоя персона покорно сомкнула веки, наконец-то решаясь пойти на серьёзный шаг. Муками одобрительно улыбнулся, преображая свои обычно холодные черты, и с уверенностью нарисовал кровавую линию на твоей груди - на том же месте, где теперь был и его новый шрам. Ты стиснула челюсти со всей силы, чтобы пульсирующая боль, отдающаяся в затылке, перекрыла раздражение в грудной клетке. Стекающие струйки причиняли дискомфорт, но ты не смела дёргаться, пока вампир со всей страстью оставлял свою метку на возлюбленной. Твоя грудь тяжело вздымалась, переживая острые рези, но боль начала постепенно утихать, когда Азуса заботливо приник устами к раненной коже. Создавалось такое впечатление, будто его слюна действительно была исцеляющей, ведь отныне ты чувствовала себя вновь окрылённой, пока он то целовал, то облизывал его. Учащённое дыхание, сопровождающееся теперь тихими полустонами, знаменавало о том, что всё правильно. Что шрамы, которые ты раньше ненавидела до коликов, имеют право украшать твою плоть, радуя глаза любимого.

Из пьяно-чарующего забытья тебя вывел поцелуй в губы. Азуса раздвинул твои губы протискивающимся внутрь языком, даря твоим рецепторам привкус собственной крови. "Мы сумасшедшие... Но я не жалею, что решилась закрепить эту мысль в своём сознании", - с ликованием думала ты, увлечённо погружаясь в эту незамысловатую игру, впиваясь пальцами в его волосы. Но Муками прерывает долгожданную ласку, отрываясь от твоих влажных губ, и пристально смотрит прямо тебе в глаза.

- Теперь (Твоё имя)... будет любить шрам, подаренный... мной? - с надеждой спрашивает парень, плавно опуская тёплый взгляд на твой новый след, мечтая снова припасть к нему губами, чтобы обвести каждый его контур отпечатками собственных губ.

- Кажется, я уже люблю его, - уверенно отвечаешь ты, чувствуя невероятный прилив воодушевления от происходящей идиллии; чудилось, будто тебя окатило водопадом самых радужных спектров эмоций, которые только существовали на этой земле.

- Я... безумно рад, - искренне отвечает не менее вдохновлённый Азуса, благодарно даря неторопливо заживающему участку пару лёгких поцелуев, от которых твоё сердце остановилось, пытаясь жадно впитать в себя каждый драгоценный момент. - Ты дашь ему... имя?

Поддаваясь эмоциям, кладёшь ладонь на грудь вампира, берёшь его руку в свою, ответно прикладывая к своей. Скрестившееся прикосновение символизировало для тебя своеобразную клятву в ваших вечных чувствах к друг другу, потому что теперь ты не сомневалась в том, что тоже сошла с ума от Муками и что больше не будешь скрывать от него свои шрамы, как и от всего мира - пусть каждый знает, что ты принадлежишь исключительно ему, о чём говорит любимый след, на котором покоится его ладонь, истерзанная жаром.

- Азуса, - решительном даёшь имя своей метке, вызывая на лице вампира счастливую ухмылку.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html
Тест: Решительность [сборник] Чешир Чешир часто любил наблюдать за... vfif1234 15:36:03
­Тест: Решительность [сборник]
Чешир


Чешир часто любил наблюдать за одной странной девушкой, которая чувствовала себя в непредсказуемой Бездне комфортно, как у себя дома. Наблюдал по-кошачьи: с неравнодушным видом, с ширящимися, как рябь на воде после падения камня, вертикальными зрачками, пытливо следящий за каждым малейшим движением, как встроенная в магазинах камера, дотошно вникающий в тонкую человеческую психологию, как в будничные взмахи крыльев бабочки-жертвы. Всё его в тебе интересовало: от необычно оптимистичного настроя до взмаха гибкой, нежной, как веточка ландыша, руки, которая щедро приземлялась на его вихристую макушку, ласково трепля кошачьи уши, рождая в Чешире недоумение; почему он так легко позволяет незнакомке гладить себя, вытесняя из головые одержимые мысли о хозяйке? Раньше кот никогда не наблюдал за собой такого, а теперь он всё чаще ловит себя на мысли, что ему милее общество того самого человека, который не игнорирует его существование, ценит и не использует как живой щит. Хотя Чешир зачастую привык всюду следовать за тобой, когда в нём преобладали инстинкты далёких сородичей из семейства кошачьих, что преследовали человека для пропитания, но его мотив был совершенно иным - он хотел защитить тебя от всех бед, что творились в Бездне.

- Осторожней, - в Бездне для него ты как несмышлённое дитя, за которым нужен глаз да глаз; Чешир героически подпрыгивает к тебе и подхватывает твоё тело на руки, когда ты вздрагиваешь при виде рассыпанных и зависших в воздухе игрушек с выколотыми зрачками, чьи голоса трещат противными колокольчиками. Бесконечное пространство с разлитой повсюду водой, зеркальная поверхность которой отражает жутких кроликов, расходится, открывая иллюзорную чёрную дыру, но Чешир перепрыгивает её, всё ещё удерживая свою ношу на руках-лапах.

- Спасибо, Чешир, - от всего сердце благодаришь кота за спасение, читая в его решительном взгляде только одно: "Я защищу тебя от всего, что может вселить в тебя ужас". - Ты мой герой, - от этих слов на бледных щеках полукота появляются по-странному красные пятна, которые молодой человек замечает в прозрачной глади.

Как же о нём говорил Брейк? Он хотел стать единственным рыцарем Алисы? Похоже, с твоим присутствием в Чешире действительно начали возобладать привычки, присущие исключительно человеку, но никак не животному. Он убедился в этом, когда мрачное пространство, не имеющее просветов, разошлось, открыв занавес на нечто похожее на лес. Ты, обрадовавшись, спрыгнула с его рук и тут же повалилась возле могучего дуба, сквозь кроны которого просвечивали слабые лучи полуденного солнца. В Бездне редко бывали дни, когда туда проникал свет, да и Чешир не обращал на них особого внимания - его кошачьи глаза привыкли к темноте и видели сквозь тени то, что не дано было узреть людям. Но, видя, как ты тут же начинаешь веселеть, как после долгого дождя, он начинает понимать всю прелесть солнца, пусть оно и безжалостно режет глаза ослепительно белыми пятнами, когда кот запрокидывает для изучения и убеждения голову. Если тебе нравится солнце, то он потерпит его и устроится рядом, наблюдая за тобой из-под полуприкрытых век.

Чешир с упоением наблюдает за тем, как ты прижимаешься спиной к коре и зачитываешься каким-то романом. Кот не умеет читать, но он видел несколько картин из них, где рыцарь дарит своей даме сердца подарки. Чешир ловит себя на мысли, что ему тоже хочется получить от тебя в знак снисхождения платок, как это велит книжный этикет. На минуту его посещает недоумение; а что же он, обычный зверь, должен вручить тебе, чтобы завоевать твою симпатию? Ответ приходит сам по себе, когда его острый слух слышит шуршание крыльев позади; шустрая колибри, пестрящая хохолком и яркими красками на оперении, беззаботно кружилась над васильком, вытягивая из него нектар и мелких насекомых. Птица слишком быстро размахивает своими узкими крыльями, вводя врасплох, но Чешир, разминая плечевые суставы, твёрдо знает, что ради тебя он сделает хоть всё невозможное, превратив это в легко осуществимую реальность.

Прыжок, замах огромной лапой и слишком легкомысленная колибри оказывается повержена кошачьим когтём, замертво падая прямо в его раскрытые ладони. Чешир несёт свой подарок, как великий дар, при этом чувствуя себя несколько смущённым. Слышится женсий визг и шелест упавшей книги, чьи сухие страницы перелистываются сами по себе, на самое начало, распространяя фимиам старья. Кот смотрит подавленным взглядом на то, как ты тяжело дышишь, глядя затравленным взором на мёртвую птицу, лежащую у твоих ног. А ведь это был его подарок, вещающий о потаённых чувствах питомца Алисы...

- Ты не любишь птиц? - голос у него поникший, как и он сам, а во взгляде метается растерянность, непониманием и одновременно вина без вины; он ведь был уверен, что делает тебе приятное, правильно признаётся в своих чувствах. - Очень жаль, ведь Чешир хотел порадовать тебя...

У тебя нет сил злиться на него, ведь он - воплощение самой невинности. Всего лишь простой, домашний кот, пытающийся привлечь по-своему к себе внимание. Никто не учил его человеческим вещам, поэтому, жалостливо глядя на птицу, которой уже не суждено снова взлететь на небо, сочувствующе вздыхаешь, но проявляешь к нему понимание. Смотришь на него снисходительно, как мать на пятилетнего дитя, которое отчаянно пыталось сделать ей своими неумелыми руками подарок от всего сердца. А то, что шло искренне, от всей души, имело право возыметь достойный отклик. Осторожно кладёшь ладонь на голову Чешира, который виновато и испуганно прижал к макушке уши, ожидая наказания, и милостиво разглаживаешь потрёпанные угольные волосы, отливающие багряным оттенком - такие же мягкие, как и его шерсть в настоящем облике. Кот поднимает взгляд, полный благодарности и безмолвного трепета; в этом взоре сквозит желание сказать многое, а сделать - ещё больше, но Чешир больше не решается самовольничать, чтобы не нарушить эту хрупкую идиллию.

- Человеческих девушек нужно радовать немного по-другому, Чешир, - спокойным тоном поясняешь ты. - Но я всё равно ценю твои старания. Спасибо тебе.

- Как Чешир должен порадовать (Твоё имя)? - с настойчивой ноткой интересуется кот, смотря на тебя с надеждой, как на своё единственное спасение, утешение и смысл существования в безрадостной Бездне, окутанной мраком. - Я готов убить для тебя каждое существо, что здесь находится!

- Не нужно никого убивать, - качаешь ты головой. - Достаточно и простого внимания.

Чешир хоть и внимает каждому твоему слову, как влюблённый в преподавателя ученик, овеянный сентиментальными грёзами, но делает всё по-своему. Раз Брейк сравнил его с рыцарем, а ты, углублённая в рассказы о них, мечтаешь встретить такого же, то он просто обязана оправдать твои надежды и доказать тому одноглазому, что он может быть лучше, что он может пойти на многое, что он может стать самым настоящим и живым покорителем принцесс.

Чешир срывается с места под твоей обеспокоенный взгляд. Он полон решимости найти то, что так нужно его обладательнице невидимой короны. Безнадёжно осматривается в Бездне, натыкаясь только на страшные игрушки и пустоту. Нужна ли тебе эта потрёпанная кукла, которая о чём-то скрежетает себе под нос, пролетая мимо кота - ему ведь стоит только сделать один замах, чтобы она была в его лапах? Нет, она совершенно не подходит к твоей изысканности, принцессе нужно что-то лёгкое, воздушное и очаровательное, как сама она. Но что же он может найти в этом бесконечном лабиринте, где нет ничего изящного? Картина перед ним снова меняется; Бездна выстраивается по-новому, корректируя возобновлённый мрак в очередной лес с высокими травами и цветами. Радужные краски повсюду раздражают глаза, но это первое, за что цепляется взор молодого человека. Вроде красивое, вроде ассоциируется с чем-то парящим и миловидным. Он роется в архивах памяти, вытаскивая значимую запись: "Все девушки рождены в царстве роз". Чешир напрягается, срывая после нескольких резки выпадов, как серпом, цветов вместе с травой и морщится, когда золотистая пыльца разлетается и попадает в чувствительные ноздри, неприятно щекоча стенки. Он не любит цветы, считает странными их ароматы, но самоотверженно несёт их, одержимый мыслью о том, что ты наконец-то порадуешься, а не будешь кричать.

Ты изумлённо взметаешь руки, когда на твои колени падает букет из полевых цветов и несколько сорванных под корень травинок, которые перепачкали твоё платье. Но Чешир мечтательно смотрит в твои глаза, надеясь узреть там только радость и ничего больше. Хотя бы крохотную. Он бы всё отдал за то, чтобы уголок твоих губ вздёрнулся.

- Теперь Чешир сделал правильный подарок для тебя?

Но ты приподнимаешь оба в любезной улыбке, с удовольствием принимая дар и не обращая внимания на неряшливые пятна на белоснежной ткани. Ты всегда сумеешь постирать одежду, а вот Чешир не всегда будет получать должное внимание от занятой хозяйки. Снова приглаживаешь его волосы, разделяя пальцами их на тонкие ленты, и притягиваешь кота, который буквально влюблённо смотрел тебе в рот, поближе к себе.

- Чешир сделал больше, чем нужно, и теперь заслуживает отдыха. Алиса когда-нибудь читала тебе сказки?

Кот отрицательно мотает головой, на что ты интригующе улыбаешься и начинаешь погружать его в увлекательный рассказ о Средневековом мире. В этот раз он проявлял нерешительность, прижимаясь к твоей груди, но слушал так внимательно, что ни на минуту не опускал тоскливо длинные уши; они всё это время бодро стояли и возбуждённо шевелились в тот момент, когда история приобретала романтический уклон. Он словно учился на поступках простых людей, мысленно записывая в свой блокнот напоминания о том, как поступил бы на его месте настоящий человек, истинный рыцарь. Последняя страница повествовала о том, как мужчина в непробиваемой броне взял принцессу за руку и подарил ей нежный поцелуй, и на этом моменте Чешир ощутил дикое волнительное движение в груди. Он поднял единственный алый глаз на твою персону, заметив на твоём лице какую-то просветлённость, мечтательность и красные пятна на щеках. Что это? Тайный сигнал о том, что ему стоит наконец-то решиться на что-то большее? Подарок, любовная история, вы, сплетённые в объятьях - всё ведь это намекало на то, что коту пора сделать что-то более серьёзное. Он ведь ждал столько времени, чтобы справиться с первым недоумением, когда в сознании только поселилась мысль о том, что ты дороже ему, чем Алиса...

Сердце, которое пыталось прорвать грудную клетку, начало беспокоить доселе и без того взволнованного Чешира. Он приложил руку к груди, с удивлением смотря на неё, пытаясь понять, что же на него так повлияло, не умирает ли он сейчас, не возрождается, не переживает что-то страшное или наоборот - нечто прекрасное, действительно не поддающееся описанием. Хотя ты так поэтично пересказывала содержимое в романе, что коту показалось, будто ты можешь объяснить ему каждое странное ощущение, которое теплится внутри него.

- Чешир, с тобой всё хорошо? - в твоём голосе звучит какое-то страдание и ты кладёшь дрожащую ладонь на его макушку, то ли пытаясь укротить лаской его тревогу, то ли пытаясь ещё больше подтолкнуть к действиям, заведомо обрекающим на неопределённость, что волновало Чешира в самую последнюю очередь - уж слишком он хотел дать свободу своим сумасшедшим чувствам.

Кот пользуется тем, что ты отвлечена, и резко приподнимается, касаясь кончиком носа твоего кончика, замирая в таком положении так, будто в нём внезапно всё омертвело. Ты не отстраняешься, но удивлённо хлопаешь глазами, замечая, что его веки умиротворённо прикрыты, а на облике отображается смутные радость и облегчение. Он несмело совершает несколько движений вправо и влево, потираясь с тобой носами, как птицы клювами, и быстро, но неохотно прерывает кошачью ласку, оставляя тебя в недоумении.

- Что... что это было? - ошарашенно спрашиваешь ты, сбитая с толку неожиданной нежностью брюнета, который предпочитал проявлять с тобой нерешительность и некоторую отчуждённость.

- Чешир поцеловал (Твоё имя), - старается говорить он невозмутимым голосом, но сам чувствует, как всё внутри мучительно сжимается, а щёки чем-то обжигает. Кот мотает головой, пытаясь снять напряжение струящимся по коже ветром, но ничего не получается. - Тебе не понравилось?

Минутное потрясение оставило тебя без слов. Ты была слишком шокирована, чтобы вымолвить что-то адекватное. Тело потряхивало от несвязанной с ощущением холода дрожи. Переваривая свершившийся факт, ты просто посмотрела в глаз Чеширу, отныне видя его глубже, чем предполагалось. "Он не умеет целоваться, как человек, поэтому сделал это, как кот... Значит ли это, что он относится ко мне совсем по-другому, не как к Алисе?" - несмело вопрошала ты в своей голове, чувствуя, как благоприятное волнение нарастает в сердце. Ты положила ладонь на место, где некогда были слабые движения, похожие на медленное таяние воска, а теперь там кто-то быстро-быстро стучал молоточком. Ты внезапно захмелевшими глазами посмотрела на постепенно поникающего Чешира, потому что он оставался без ответа, а твоё молчание только нагнетало атмосферу, заставляя его жалеть о содеянном и думать о том, что он неправильно растолковал поведение рыцаря, не так его понял и всё испортил.

- Понравилось... - неожиданно для самой себя призналась ты, заставив полукота округлить в неверии глаз. - Но люди целуются немного по-другому. Хочешь, я покажу тебе? - не владея собственным языком, скромно предложила ты, всё больше заливаясь густой краской и неосознанно протягивая ладони к его неподвижному лицу.

Чешир, не моргая, следит за каждым твоим движением, будто ты являешься для него стрекозой, что так привлекла его взмахом своих прозрачных крыльев. Чужое дыхание, которое коснулось губ кота, благоухало приятным теплом. Твой ласковый взгляд провоцировал, манил, побуждал к ответным действиям. Позволив тебе обхватить его щёки, Чешир доверчиво закрыл глаз, следуя твоим движениям: выжидающе раздвинул тонкие уста, застенчиво обвив твою талию когтистыми лапами. Слышишь лёгкий треск ткани позади, когда его когти цвета слоновой кости проходятся по бугоркам платья, но ты игнорируешь лёгкий конфуз. Тянешься к его губам, как зачарованная, и даришь невесомый, чистый поцелуй, как истинная принцесса своему рыцарю. По венам Чешира, цепляя хрупкие нервы, разносится горячая восторженность. Хочешь отпрянуть на первое время, чтобы справиться с первобытным смущением, но раскрепостившийся кот, отдавшись зубодробительным счастью и влюблённости, тянется дальше, прижимаясь так, что тебе начинает не хватать воздуха. Но тебе не страшно. Ты тоже проявляешь решимость, позволяя себе пойти по стопам молодого человека, и не освобождаешь его губы из сладкого плена, продолжая превращать угрюмую Бездну вокруг вас в сказочное пространство с положительной концовкой.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html
Тест: Решительность [сборник... vfif1234 15:35:20
­Тест: Решительность [сборник]
Лаббок


Источник был горячим. От прудика поднимался пар, образуя нескончаемый танец туманных завитков, придающих всему, что было рядом, очертания нереальности. Воздух насыщало множество дурманящих запахов, преимущественно растений и минералов. Под ногами стелился ковёр из пышной молодой травы. То тут, то там виднелись пёстрые пучки цветов, обманутых близким теплом. Вокруг возвышалась стена из скалистых образований. Она же препятствовала холодным ветрам из вне и сохраняла завесу туманных теней от сильных колебаний, но даже подобное препятствие не помешало главному наблюдателю вашей команды проникнуть в занятую территорию. Стайка маленьких птичек упорхнула ввысь, намекая о том, что здесь таится незваный гость. Первое время не обращаешь внимание на взбунтовавшуюся интуицию, по-прежнему удобно сидя на гладком камне под водной гладью, а затем слышишь резкий треск упавшей под чужим весом ветки, меланхолично наблюдая за чертыхающимся Лаббоком, который потирал ушибленный крестец, усиленно делая вид, что он не намеренно пришёл на горячие источники.

- И не надоело тебе десять минут наблюдать за моими монотонными посиделками? - скрещивая руки на груди так, чтобы скрыть даже ложбинку, саркастично интересуешься ты, смотря на ненаглядного, который даже в отношениях продолжал портить всё своими извращёнными замашками, как на нашкодившего ребёнка.

- Ээ...? - зеленовласый удивлённо оборачивается, встречаясь с твоим проницательным взглядом, который читал его, как открытую книгу, и обречённо вздохнул, понуро повесив руки до коленей в ссутулившейся спине. - Блин, (Твоё имя), как ты узнала, что я сижу тут? Я же вёл себя тихо, как настоящий ниндзя. А ты всё равно разгадала меня! Про падение с ветки я молчу, потому что тут и так всё ясно, - несколько обиженно бурчал он, будто ты ругала его за невинный проступок, который должен был вознаградиться прощением.

- Потому что я знаю все твои хобби, а у тебя оно только одно, - пожимая плечами, беззаботно отвечаешь ты.

- Я могу всегда избавиться от него, если ты сама позовёшь меня на источники, - многозначительно ухмыльнулся он, решив пойти напрямую, но ты жестоко отбила его проработанную, как казалось самому парню, атаку.

- Меня и так всё устраивает.

- Так нечестно, (Твоё имя)! - вспылил Лаббок, ухватившись за голову. - Почему у нас с тобой не всё так романтично и сентиментально до тошноты, как у Майн и Тацуми? Я тоже хочу, чтобы у нас всё было, как у них!

- Они не сидят вместе голые на источниках, - хмуро парировала ты, решив не церемониться с его детскими капризами.

Лаббок, которому, в общем-то, и не было больше чем-то обороняться, тоже нахмурился и скрестил руки на груди, по-лягушачьи надувая губы и щёки.

- Да, но... - зеленоглазый осекается, не зная, как начать серьёзный разговор и не превратить его в комичный фарс. - Я из-за тебя даже забыл о своём гареме! - всё, что он так репетировал внутри себя, снова превратилось в забавные обвинения. - А девчонки наверняка уже скучает по тому, как я за ними усердно наблюдал! А ты... Мы уже давно встречаемся, но ты всё ещё отстраняешься от меня, - последнюю фразу он произнёс глухо, с румянцем на щеках, будто стыдясь за то, что спустя достаточно долгие месяцы ненавязчиво требует от тебя естественного продвижения в любви.

Ты, как и он, тоже замолкаешь, окуная природу в долгожданное затишье; птицы возвращаются на стволы деревьев и по-старому воркуют между собой, прислоняясь клювами к друг другу в романтичном поцелуе. Запрокидываешь голову, смотря на них с какой-то глубокой задумчивостью, понимая, что всё-таки не можешь пока решиться на большее, хоть и прекрасно понимаешь Лаббока в его просьбах. Вода вокруг тебя казалась пучиной твоей нерешительности. Ты знала, как может быть прекрасен мир без страхов и сомнений и мечтала погрузиться в него, но внутренняя недотрога продолжала играть свою роль, вынуждая скромно стоять в стороне.

- Давай поговорим об этом в другой раз? - уклончиво просишь ты, ощущая в собственном голосе виноватые нотки, и желаешь, чтобы их услышал и Лаббок, ведь ты действительно раскаивалась за то, что не могла пересилить себя.

Зеленовласый скосил взгляд на деревья, почёсывая указательным пальцем щёку, будто бы обдумывая твои слова. Досада в очередной раз поедает его нутро, но он старается оставаться оптимистичным и находить плюсы в любой ситуации.

- Может, тогда встанешь и поцелуешь меня хотя бы перед прощанием? - предлагает он, состраивая невинную гримасу и демонстративно выпячивая губы трубочкой, при этом не захлопывая веки и пристально следя за твоими движениями.

- Попытка увидеть меня голой потерпела поражение, - поддавшись игривому настрою, победно ухмыляешься ты, разгадав его нехитрый манёвр, и наигранно осуждающе покачиваешь головой.

- Вот чёрт! - слышашиь ты уже напоследок чертыхания своего молодого человека, который от безысходности начал пинать встречающиеся по пути камни и почёсывая ещё ноющую спину.

Не сдерживаясь, издаёшь добродушный смешок, красноречиво комментируя поведение своего возлюбленного. Пытаешься расслабиться, облокачиваясь о оградку, но на душе всё равно кружится какое-то тягостное напряжение. Потеряв всякий настрой принимать приятно покалывающую наитеплейшей водой ванную, вытираешь мокрое тело полотенцем и уходишь с упавшим настроением обратно в Рейд. Узнаешь с уст Леоне, что Лаббок отправился на миссию, на что вымученно вздыхаешь - не хватало ещё беспокойств о нём. Уныло опускаешься на скамью, кладёшь локти на колени и ставишь ладони на щёки, используя их как опору для головы. Мрачно наблюдаешь исподлобья за Майн, которая обвила стан Тацуми своими руками, и попутно думаешь о том, как настроить себя на разговор с ней. Побороть своё либид, в котором преобладала скромность девственницы, оказалось не так просто. Часть тебя мысленно визжала от восторга когда-нибудь слиться воедино с ним, а другая оробело цеплялась за свою мнительность и неуверенность. Мысли об этом дико волновали, приводя в ступор, и требовали совета со стороны опытных в этом деле людей. Только ты хотела сделать шаг, как тебя буквально пригвоздили к месту, вероломно оседлав твои колени довольно широкими бёдрами. Ты опешила, увидев перед собой лицо Леоне, которая полупьяно улыбалась и лезла к тебе обниматься.

- Отойди, сестрица, - тактично попросила ты свою подругу, пытаюясь спихнуть её с себя, но та оказалась напористей: просто напросто прижалась пышной грудью к твоему лику, не позволив тебе не то что сказать слово, но и нормально вздохнуть. - Л-Лео...нх... - невнятно мычишь ты, пока она придавливает тебя к своему телу, а потом резко отталкиваешь от себя девушку в порыве отчаяния и нетерпения; мысли об отношениях с Лаббоком заставляли тебя действовать безрассудно и вспыльчиво. - Сестра, встань с меня. Я хочу спросить у Майн, как она дошла до близких отношений с Тацуми. А то я не могу найти в себе решительность подарить свою невинность Лаббоку.

Лицо блондинки, у которой всё время с хмельного расслабления бегали в разные стороны глаза, приобрело нарочитую серьёзность. Она упёрла руки в боки и начала активно мотать головой, разбрасывая повсюду свои и без того растрёпанные солнечные волосы; от некоторых прядей тебе пришлось увернуться, как